Шансов оказаться за решеткой до суда у предпринимателя не больше, чем у служащего

15.04.2018
Газета «Метро»

На сегодняшний момент принято полагать, что досудебное заключение предпринимателей под стражу является специфической технологией давления на бизнес. Исследование научного сотрудника Института проблем правоприменения при ЕУСПб Ирины Четвериковой показывает, что при обвинении в экономических преступлениях предприниматели попадают в СИЗО с той же вероятностью, что рабочие и госслужащие. Значительно реже, чем к бизнесменам, досудебное заключение применяется в России к служащим бюджетных и коммерческих структур, чаще – к безработным и правоохранителям. При этом если потерпевшим считается бизнес, предприниматель попадает в СИЗО с меньшей вероятностью, чем в случае ущерба государству.

«Учитывая изменения законодательства, направленные на смягчение давления на бизнес, следовало бы предполагать, что результатом этих изменений должен был явиться меньший удельный вес предпринимателей в общем числе заключенных под стражу обвиняемых по уголовным делам экономической направленности. Представленное исследование данное предположение опровергает. Согласно выводам автора – шансов оказаться за решеткой до суда у предпринимателя ничуть не меньше, чем у служащего или рабочего, в отношении которых специальными нормами права применение такой меры пресечения, как заключение под стражу, не ограничено. Следует отметить, что в исследовании автор ссылается на данные ведомственной и судебной статистики за 2013-2014 годы. Хочется верить в то, что к настоящему времени ситуация в целом по стране несколько улучшилась, хотя в частных случаях нам по-прежнему доводится сталкиваться с зачастую неоправданным применением строгих мер пресечения», – отмечает Дмитрий Гаранин, руководитель департамента ВЭД и таможенного права юридической группы «АТЛАНТ».

Одной из проблемных тем во взаимоотношении бизнеса и государства является заключение предпринимателей в СИЗО в силу высокой активности предпринимательских объединений – «Деловой России» и «Опоры России». Стандартным обвинением правоохранителей со стороны бизнеса является (умышленная или неумышленная) практика разрушения бизнеса через предварительное заключение предпринимателя, обвиненного в экономических преступлениях. Ирина Четверикова демонстрирует, что вне зависимости от того, в какой степени эта практика существует, она, по крайней мере, не является специфической по отношению именно к предпринимателям.

«В тексте автором приведены ссылки на результаты ранних социологических исследований, в числе которых позволю себе процитировать следующее: “Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть продиктовано, с одной стороны, коррупционными интересами правоприменителей, а с другой – бюрократической логикой, направленной на быстрое и беспроблемное прохождение дела. Обеспечить быстрое прохождение дела могут признание вины обвиняемым и выбор особого порядка рассмотрения дела, к чему подталкивает сам факт досудебного заключения под стражу”. Иными словами, избрание строгой меры пресечения как способ психологического давления на обвиняемого, может иметь своей истинной целью не столько исключение возможности скрыться, продолжить преступную деятельность или воспрепятствовать установлению истины, сколько получение признания в совершении преступления, – считает Дмитрий Гаранин. – И в этом контексте предприниматель, безусловно, значительно более уязвим по отношению ко всем остальным социальным группам обвиняемых, выделенным автором. Обусловлено это самим фактом ведения предпринимательской деятельности, которая осуществляется на свой риск. Иначе говоря, все риски, связанные с потерей прибыли, отсутствием возможности управления бизнесом, которое в условиях изоляции с большой вероятностью может привести к его разрушению, ложатся на плечи самого предпринимателя и несут крайне негативные социально-экономические последствия для его сотрудников. Исключение этих пагубных последствий как стимул для сохранения свободы, как правило, создает мощнейшую мотивацию к признанию вины и заявлению об особом порядке рассмотрения дела. В связи с этим логика правоприменителя вполне ясна. Именно в целях ограничения подобного давления в законодательство и вносятся изменения, призванные смягчить давление на бизнес, в том числе и в части применения строгих мер пресечения».

https://www.metronews.ru/partners/novosti-partnerov-118/reviews/shansov-okazatsya-za-reshetkoy-do-suda-u-predprinimatelya-ne-bolshe-chem-u-sluzhaschego-1396839/